Domlight

Сложнее создать не объект, а среду и образ жизни, - интервью с Эриком Валеевым IQ Studio

В ближайшей перспективе в Новой Москве в пешей доступности от станций метро «Коммунарка» и «Ольховская» на территории в 4,74 га начнется строительство межмузейного многофункционального депозитарно-выставочного комплекса для 27 крупнейших музеев России. Ранее в конкурсе на музейный комплекс одержал победу проект, предложенный московским архитектурным бюро IQ

По замыслу IQ комплекс будет состоять из четырех шестиэтажных зданий, в которых разместятся коллекции федеральных музеев, и четырехэтажного строения фондохранилища музеев Москвы. Общественное пространство будет организовано таким образом, чтобы его можно было использовать в любое время суток: архитекторы спроектируют игровые площадки и небольшую сцену для уличных представлений, а также разместят арт-объекты.

«Опыт с конкурсами на станции метро показал, что молодежь вполне себе справляется, делает классные свежие вещи, которые потом отлично продвигаются в публичном пространстве, нравятся людям и реально приносят пользу городу. В итоге, так и получилось – ребята из IQ классно поработали, сделали нетривиальный проект фондохранилища, и есть все основания полагать, что объект мы в результате получим очень хороший», — Главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

Чтобы узнать детали проекта и познакомиться поближе с принципами и идеями современной и амбициозной команды IQ, мы провели беседу с Эриком Валеевым — главным архитектором, дизайнером и руководителем компании IQ studio. 

 

Эрик, как вы пришли в свою профессию?

Мои первые воспоминания связаны именно с рисунком. Всегда думал, что буду заниматься графикой, дизайном. С детства наблюдения за работой родителей, инженеров-строителей привели к тому, что все без исключения рисунки из детсада были на тему стройки, башенных кранов и пр. В школе думал, что пойду в промышленный дизайн, но в старших классах, во время обучения в Англии, учитель рисунка настойчиво рекомендовал обратить внимание на архитектуру. По возвращению пошел в Московский архитектурный институт (МАрхИ).

Сложно было искать свое место на рынке? Как находили первых клиентов?

С первых курсов института стал работать в вечернее время в различных мастерских, можно сказать был одержим учебой и работой и довольно быстро собрался пул первых заказчиков, начали обращаться. Несмотря на довольно ранний возраст, открывая бюро в 25 лет, уже был какой-то опыт и работы с клиентами и организации рабочих процессов и разностадийного проектирования. Несмотря на это, первые годы жизни бюро подавляющим количеством заказов оставались концепции, интерьеры, небольшие работы. Шли постепенно, от меньшего к большему.

Когда архитектор выполняет задачи частного инвестора, то сфера, которая должна нести социальную ответственность, идет по пути коммерциализации. Как Вы относитесь к влиянию денег на архитектуру?

Архитектура всегда связана с деньгами, это вообще одна из самых затратных деятельностей человека на Земле. Поэтому нет смысла говорить об архитектуре в современном мире в полном отрыве от финансов. Не имею в виду бумажную и прочие альтернативные виды архитектуры. Им есть место и время, ценнейший теоретический опыт, да и не все задуманное архитекторами должно быть построено. Но для меня неотъемлемым атрибутом и показателем качества архитектуры являются именно построенные здания, пространства, среда. 

А вот правильно и рационально использовать ресурсы — одна из прямых задач архитектора. Придерживаюсь взгляда WinWin. Если архитектор правильно оценил ситуацию, учел все преимущества и недостатки участка, сработал на стыке интересов, то я верю что всегда можно найти решение, которое, с одной стороны, будет полностью отвечать всем требованиям и желаниям заказчика, с другой — решать конкретные проблемы участка, тем самым улучшая среду и, как следствие, выполнять и социальную роль. Поиск баланса — вопрос каждого конкретного случая. В конечном счете, если социальные аспект решен правильно, люди любят здание, то это, как правило, ведет и к финансовой успешности объекта в целом. Это важная часть концентрации нашего бюро. Сложнее создать не объект, а среду и образ жизни.

Мы наблюдаем, что проекты среди молодых архитекторов становятся более востребованными. Как вы относитесь к тому, что в конкурсах все чаще побеждают именно молодые архитекторы?

Хорошо отношусь, возраст не главный показатель, гораздо важнее архитектурная зрелость. Важно то, как архитектор решает конкретную задачу. В состоянии ли понять, ощутить контекст, учесть пожелания и возможности всех заинтересованных и включенных в процесс сторон, правильно связать многочисленные факторы. Как правило, только он по-настоящему видит конечную цель и нужно суметь убедить, учитывая политический и финансовый контексты, донести все важные идеи, при этом сохранить цельность и качество замысла. Молодость и неопытность может помешать, но не обязательно. Если на это все хватает зрелости, то прекрасно, что молодые архитекторы реализуются! 

Действительно ли то, что качественная архитектура — удовольствие недешевое? Или это не показатель? Поделитесь, пожалуйста, своими мыслями на этот счет.

Предлагаю подумать о любой отрасли, которая приходит в голову. Бывают ли действительно качественный продукт или услуга по-настоящему дешевыми? Я не могу представить ни одну. Вопрос том, что можно оптимизировать расходы и профессиональный архитектор в состоянии оценить, в каком случае какие затраты будут уместны. 

Один из последних проектов архитектурного бюро IQ — музейный комплекс в Коммунарке. Расскажите об этом.

В прошлом году, по приглашению Москомархитектуры, участвовали в конкурсе на концепцию фондохранилища в Коммунарке. Мы предложили погрузить общественные пространства частично в рельеф, таким образом дать возможность людям подниматься на стилобат — своеобразный парк, откуда открываются живописные панорамы, где будет организована уличная экспозиция, зоны для организации ивентов, спортивные и детские площадки. Снизу весь основной функционал, выставочные залы, кафе, лектории. Блоки самих фондохранилищ расположили с наиболее удачных в плане логистики сторон.

Получилось гибридное урбанизированное общественное пространство, где посетитель, даже просто гуляя по парку, может частично видеть фрагменты экспозиции, воспринимая пространства с разных ракурсов и таким образом может быть впоследствии привлечен в музей. Конкурс выиграли. Далее были переговоры, итерации, доработки концепции, многочисленные обсуждения музеями решений. Комплекс большой, четыре Федеральных музея, включая Третьяковскую Галерею, Исторический Музей, Музей Победы, РосИзо, а также 19 Московских музеев, более 70000м2. Сейчас проект переходит в стадию рабочего проектирования, работу ведем совместно с ТПО Резерв. Задача крайне интересная, можно сказать, грандиозная.

Поясните для наших читателей, в чем заключается уникальность формата межмузейного многофункционального депозитарно-выставочного комплекса?

Дело в том, что здесь сам формат в каком-то смысле и является уникальным. В чистом виде это не музей, не депозитарий, не общественно-образовательный центр, не парк. Это все и сразу. Такое количество различных музеев, как Московских, так и Федерального значения, делящих между собой общую площадку, где есть и хранение, со своей сложной логистикой, технологией и требованиями к безопасности, и выставочные залы, открытые фондохранилища, общественные площадки, кинозалы, библиотеки и лектории, попросту больше нельзя встретить. И все это «накрыто» оболочкой, парком — общественным пространством с уличной экспозицией, кинотеатрами под открытым небом, смотровыми площадками.

Участие в создании подобного музейного комплекса для бюро IQ является возможностью войти в историю. К чему Вам бы еще хотелось приложить руку в рамках создания новой реальности для города/страны?

Нет определенной типологии, в любом формате можно найти интерес. В каком-то смысле наша специализация — ее отсутствие. Мы делали реновации, парки, трц, мастерпланы, жилье, спортивные объекты. Каждая типология привносит что-то свое, тем самым подпитывая остальные. Поэтому чем более разнообразны задачи, тем интереснее. Но вектор безусловно на создание архитектуры для людей.

Концепция фондохранилища в Коммунарке

Проекты для города, как правило, возлагают на исполнителя особую ответственность. Почему благоустройство так важно для городов и страны в целом?

Впечатление от города во многом строится не только и даже не столько из зданий, а скорее от пространства между. Если по городу неудобно передвигаться на велосипедах, самокатах, просто ходить, если нет зелени, негде сидеть, нет пешеходных улиц, парки и скверы не связаны, он не может быть по-настоящему комфортным для человека вне автомобиля. А подавляющее количество городов, которые действительно любят люди, куда возвращаются, в первую очередь удобны и комфортны именно для пешехода.

Что может помешать классному проекту на бумаге воплотиться в реальность?

Архитектор, заказчик, подрядчик, катаклизм.

 

Эрик, мы знаем, что Вам удалось успешно приспособиться к работе в условиях кризиса 2008 года. Как повлиял на бюро текущий кризис, включая пандемию? 

Мы продолжали полноценно работать в удаленном режиме, не проводили сокращений, понижений заработной платы и пр. Мне кажется в непростой ситуации коллектив даже больше сплотился. Возможно тот самый опыт запуска бюро в 2008 позволил получить своеобразный иммунитет, научил эффективно работать в непростых условиях.

 

Какие цели Вы ставите для IQ на ближайшее будущее?

Цель — делать интересные, продуманные полезные объекты, улучшающие среду, настроение и жизнь людей.