Domlight

Проекты Кати Корчиновой

Молодой успешный дизайнер интерьеров Катя Корчинова работает с такими московскими ресторанными трендсеттерами, как СИДР-групп, Катей Плотниковой и Александром Бурбыгой. Уровень ее профессионализма высоко оценивается и критиками на страницах журналов, и посетителями в отзывах TripAdvisor. Все отмечают исключительную атмосферность, уют ресторанов и баров, созданных по ее проектам.

Корчинова делает штучный продукт, каждый раз рассказывая здесь и сейчас новую историю места, неповторимого при других обстоятельствах. Но главная изюминка дизайнера – делать дизайн-проект и руководить подрядчиками на расстоянии. Она одинаково хорошо разрабатывает проекты для московских заведений, где бы она не находилась – в столице или в других странах.

За несколько лет эта профессиональная фишка стала фирменным стилем дизайнера, и именно это принимают и ценят клиенты, доверяя Корчиновой самые сложные проекты – тематические, привязанные к определенному контексту. Ведь Корчинова — революционер и первопроходец, дизайнерские решения которого выходят за рамки существующих московских трендов и в конечном счет, создают новые. Ее никогда не тормозил факт, что «этого никто не делал и неизвестно, что из этого выйдет». Время показало: профессиональная интуиция и умение предвидеть результат ее не подводили.

Обзор интерьера бара «Кот Шредингера»

“Секретное место. Заброшенный бункер. Надо найти вход” — привычные фразы для описания квеста, только в этом случае речь идет о баре “Кот Шредингера” — номер один в списке “Ночные развлечения Москвы” в рейтинге TripAdvisor.

Небольшое подвальное помещение с минимальным количеством посадочных мест, естественно, без окон. Плюс к этому — полумрак и считываемое с первого мгновения ощущение замкнутого пространства. В конечном итоге, именно за этим идут на квесты —  попасть в лишенную московского комфорта реальность триллера. Потертые фактуры, элементы советской атрибутики, мебель “из бабушкиной квартиры” при приглушенном освещении создают нужный эффект погруженности.

Главное действующее лицо “Кота”, придуманное Катей — барная стойка, которая выглядит как пульт управления военной техникой, да и практически, ею является. Пожалуй, это самая странная и уникальная барная стойка в городе, элементы которой были созданы несколько десятков лет назад в каком-то советском НИИ совсем для другого назначения.

“В поисках подходящих деталей для стойки нам пришлось объехать несколько НИИ. В итоге, в одном из институтов мы нашли то, что искали, — настоящий клад из старых приборов, в достаточном количестве, чтобы загрузить «Газель». Через некоторое время весь этот технический мусор обрел новую жизнь в виде уникальной в своем роде барной стойки “Кота Шредингера”, — комментирует Катя Корчинова.

Реалистичность стойки продолжают детали и аксессуары советской эпохи: фотографии, книги, картины, статуэтки, собранные на московских блошиных рынках, странные детали, словно из снов самого Кота, который до сих пор неизвестно — жив или мертв.

Обзор интерьера караоке-бара «Синематограф»

“Заброшенный американский синематограф”.

С караоке в Москве все достаточно понятно и шаблонно — целевая аудитория определяется средним чеком и репертуаром песен, из-за этого, ожидаемые и совсем неинтересные дизайны, над которыми владельцы уж точно не заморачивались.

Караоке «Синематограф» — больше, чем возможность спеть на сцене и выпить с друзьями. Тут проходят кинопоказы и закрытые вечеринки, встречи с артистами и презентации новых коллекций модных дизайнеров. Задача для дизайнера – объединить форматы развлечений, предложив нестандартное для московского караоке решение.

Была выбрана концепция заброшенного американского кинотеатра начала ХХ века, когда поход в кино был равнозначен выходу в свет, а не развлечению “между делом”. Это был смелый, неожиданный стилистический ход – взять за основу ушедший в прошлое элемент американской культуры, помпезный, эклетично роскошный, при этом, абсолютно чужеродный для Москвы.

“Времени на подготовку не было. Из-за сжатых сроков и особых требований по шумоизоляции и акустике, действовать нужно было быстро и слажено, контролируя рабочие процессы разноплановых подрядчиков», — отмечает Катя Корчинова.

Помещение разделено на три функциональные и стилистические зоны. Первая — бар-фойе, где расположились импровизированная билетная касса и барная стойка. Стилистически это место пережило несколько десятилетий и вобрало в себя элементы каждого из них.

Вторая зона – VIP комната для отдельной компании. Выполнена в строгом стиле, отсылающем к 60-м, с использованием дорогих материалов – дерева, кожи, латуни. Зеркальное круглое окно позволяет следить за происходящим в основном зале, оставаясь при этом невидимым для других гостей.

Третья зона, главная, — основной зал. Здесь раньше, по легенде, смотрели немое кино, а теперь на сцене исполняют песни. “Вместе с потрясающими командами лепнинщиков и художников-декораторов мы провели работу невероятного объема и качества для создания антуража старых, побитых временем, стен. Из мебели — лаконичные формы 60-70-х​ годов. Эффект старого помещения был успешно достигнут. Попадая в зал, ни у кого не возникает впечатления «новодела», — комментирует Катя Корчинова.

Получился абсолютно уникальный, штучный проект с элементами шика и простоты. Посетитель “ныряет” в другую, волшебную эпоху Америки первой половины ХХ века, которая создает мгновенное ощущение внутреннего праздника, комфорта и уюта.

Обзор интерьера бара Neon Monkey в Бангкокском стиле

In the middle of Bangkok

Катя Корчинова прожила в Бангкоке несколько месяцев. Любовь к Тайланду нашла отражение в шоуруме азиатских дизайнеров, созданном Катей в Москве.

Увлеченность ночной жизнью тайской столицы определила выбор темы для маленького московского бара со сложной кривой планировкой без окон — NEON MONKEY, открытого в августе этого года и уже успевшего стать популярным заведением второй линии Большой Дмитровки.

Катя делала дизайн за тысячи километров от Москвы, работая исключительно с фотографиями, видео и чертежами исходников. В итоге, ей удалось больше, чем просто перенести в Москву атмосферу Бангкока. Она срежиссировала пространство: посетители с улицы попадают не в бар, а на узкую кривую улочку ночного Бангкока.

Рокировка интерьера и экстерьера – фишка дизайнера, которая уже играла таким образом с пространством в Plates на Мичуринском. Эффект достигается стилистикой обшарпанных стен с подтеками и граффити, фальш-окнами, уличными фонарями и неоновыми вывесками. Барная стойка оформлена простым пиксельным белым кафелем. Пульт диджея спрятан на мопеде — неизменном элементе столицы Тайланда.

У стены — винтовая лестница, ведущая на второй этаж, который представляет собой маленькую аскетичную комнату с низким скошенным потолком и единственным столом посередине.

“Были пересмотрена куча фотографий до ремонта, и я обнаружила, что под зашитым гипсокартоном потолка прячется скошенная деревянная крыша, которая идеально вписалась в стилистическую концепцию Тайланда”, — отмечает Катя. Идеальное место для эскейпа от московской рутины в тайский андеграунд.

Автор статьи — Екатерина Доронина
Фотограф —  Елена Смирнова