«Я — маниакальный творец,» — интервью с Дэвидом Уиксом, дизайнером из Нью-Йорка

Дэвид Уикс — дизайнер из Нью-Йорка, основавший свою одноименную студию в 1996 году. Дэвид известен благодаря коллекциям предметов света и мебели, которые сочетают в себе инновационную строгость и ручное производство. В пространстве David Weeks Studio регулярно проходят выставки различных художников, презентации новых коллекций и деловые встречи. Нам удалось выяснить, по каким критериям студия отбирает работы для выставки, с какими материалами экспериментирует американский дизайнер и какие коллаборации произвели на него большое впечатление.   

 

Дэвид, ваша галерея Tribeca скоро откроет выставку с участием Кристен Шиле. Как вы выбираете кандидатов для выставки? И на каких условиях вы сотрудничаете?

Прошлой осенью мы поняли, что нас окружают галереи. Это было такое неожиданное явление. Когда я переехал сюда будучи художником, который стремился выставляться в галерее Манхэттена, то старался расширить возможности художников и друзей, чьи работы я люблю. Я ищу динамичные работы, которая принесет цвет или любопытство в выставочный зал. Я ищу предметы, которые будут дополнять светильники и пространство. Например, в прошлом году мы провели групповое шоу под кураторством Роджера Стивенса под названием Utility Banquet. Мы пригласили художников и мастеров, чтобы показать инструменты, которые они используют для создания своего искусства. Я ценю, что мы смогли сотрудничать с художниками, работающими в самых разных сферах, таких как скульптура, живопись, иллюстрация, коллаж и тонкие металлы. Когда я впервые переехал в Нью-Йорк в 1990 году, я часто думал о том, каково это — управлять галереей или выставлять других художников. Мне было приятно осуществлять эту мечту в течение последних 6 лет.

David, your Tribeca gallery will open an exhibition featuring Kristen Schiele in March. How do you select candidates for the exhibition? And on what terms do you cooperate?

This past fall we realized that we were surrounded by galleries. It was such an unexpected phenomenon. Having been a painter that aspired to showing in a Manhattan gallery when I moved here, it felt like an opportunity to empower artists and friends whose work I love. I look for dynamic work that will bring color or curiosity to the showroom; pieces that will complement the fixtures and the space. For example, last year we did a group show curated by Rodger Stevens titled Utility Banquet. We invited artists and makers to show the tools they use to make their art. I appreciate that we’ve been able to collaborate with artists working in a wide variety of mediums, such as sculpture, painting, illustration, collage, and fine metals. When I first moved to New York City in 1990, I often thought about what it would be like to run a gallery or to showcase other artists. It’s been gratifying to make that dream happen in the last 6 years.

За последние два десятилетия ваша коллекция предметов превратилась из основной группы светильников в широкий ассортимент мягких сидений, приставных столиков и скульптурных объектов. В чем причина расширения?

Я — маниакальный творец. Свет был хорошей платформой для меня, но реальность такова, что меня интересует всё. Это непрерывный цикл наблюдений, изобретений и внедрения. Дом на дереве, который я построил для своих детей несколько лет назад, получил тот же уровень внимания, как и все, что я делаю. Он был высотой в несколько этажей, имел почтовый индекс и крепился к дереву без какого-либо оборудования..

Over the past two decades, your product line has evolved from a core grouping of elemental lighting fixtures to a broader collection of upholstered seating, side tables, and sculptural objects. What is the reason for the expansion of the range?

I’m a manic maker. Lights have been a good platform for me, but the reality is that everything interests me. It’s a continuous cycle of observation, invention, and implementation. The tree house I built for my kids a few years ago got the same level of attention that I give everything I make. It was several levels high, had a zip line, and it was attached it to the tree without any hardware.

Россия — страна контрастов,поэтому обычно трудно предсказать, насколько адекватной будет реакция публики на западную моду в интерьере. Как вам удается «прощупать землю» и определить, что будет интересно аудитории?

Я склонен проектировать, основываясь на том, что мне больше всего интересно исследовать, будь то новый материал, новая техника или переосмысление прошлого продукта. Я работал со стеклом, металлом, кожей, деревом, бумагой, пластиком и многим другим. Я всегда ищу новые способы воздействия на материалы, с которыми работаю. Наши продукты основаны не на рыночных исследованиях, а на любопытстве и доступности материалов — что у нас есть? Что я могу сделать с этим? Я не был в России, но издалека постсоветские государства источают своего рода упорядоченный хаос, напоминающий мне Нью-Йорк в 1990-х годах. Я люблю город, где существует определенный уровень беззакония. Было бы здорово сделать что-нибудь в Москве в сотрудничестве с производителем или традиционным мастером, чтобы создать неожиданный продукт, такой как линия мебели, которую мы разработали в Сенегале.

Russia — a country of contrasts, so it is usually difficult to predict how the public will be an adequate response to the West during the fashion in the interior. How do you manage to “probe the ground” and determine what will be of interest to the audience?

I tend to design based on what I’m most interested in exploring, whether it’s a new material, a novel technique, or the reinvention of a past product. I’ve worked in glass, metal, leather, wood, paper, plastic, and more. I’m always looking for new ways to manipulate the materials I’m working with. Our products aren’t driven by market research as much as they are by curiosity and material availability—what do we have? What can I make with that? I haven’t been to Russia, but from afar, the post-Soviet states exude a sort of orderly chaos that reminds me of New York City in the 1990s. I love a city where a level of lawlessness is accepted. I would be great to do something in Moscow where I can work with a manufacturer or traditional craftsman to develop an unexpected product like the furniture line we developed in Senegal.

Вы постоянно экспериментируете с материалами, методами производства, формами и прочими элементами производства. Расскажите нам о своем самом безумном эксперименте ..

Безумие? Я делаю что-то безрассудное? Никогда! Недавно мы испытали на практике  процесс, с которым я впервые столкнулся в ювелирном дизайне. Он включает в себя размещение керамических шариков в машине, которая непрерывно вибрирует или катится, используя движение и трение для полировки деликатных предметов, таких как мелкие драгоценные камни. Мы сделали собственную версию реверсивного механизма, используя большое пластиковое ведро. В отличие от керамических шариков, наша версия имеет битые бетонные блоки. Мы тестируем этот механизм с помощью различных объектов, чтобы увидеть, какие виды отделки и патины он дает различным материалам после того, как работает всю ночь. Не совсем безумие, но в этом что-то есть.

You constantly experimenting with materials, production methods, forms and other elements of production. Tell us about your most insane experiment..

Insane? Me doing something reckless? Never! Recently we’ve been “tumbling” things. This is a process I first encountered in jewelry design. It involves placing ceramic beads in a machine that continuously vibrates or rolls, using the motion and friction to polish delicate things like fine gems. We made our own version of a tumbler using a large plastic bucket. Rather than ceramic beads, our version has broken concrete chunks. We’re testing it out with various objects to see what sorts of finishes and patinas it gives to different materials after letting it run all night. Not completely insane, but there is a sort of madness to it.

Расскажите нам о своем опыте работы с Casa Perfect. Что это вам дало?

Я всегда был впечатлен Дэвидом Альхадеффом и тем, что он делает с Casa Perfect. Многие нью-йоркские бренды пытались создать выставочный зал для покупателей в Лос-Анджелесе. Пространство Дэвида в Лос-Анджелесе, кажется, достигло цели. Изначально его выставка была представлена в Беверли-Хиллз в первом доме Элвиса Пресли в Лос-Анджелесе. Продавать современную мебель с призраком «Короля» сложно.

Tell us about your experience with Casa Perfect. What did it give you?

I have always been impressed with David Alhadeff and what he does with The Casa Perfect. A lot of New York brands have tried to create a showroom that works for the LA buyer. David’s spaces in LA seem to hit the mark. His initial offering was presented in Beverly Hills in Elvis Presley’s first LA home. Selling contemporary furniture with the ghost of “The King” is hard to beat.

Вы работали с такими отелями, как W Hotels и Tribeca Boutique Hotel’s, а также проектировали бутики известных брендов. Это может показаться странным вопросом, но что лучше: украсить коммерческие помещения или принять участие в выставке вроде Casa Perfect? Я имею в виду сам процесс.

Оба варианта. Разработка инсталляции для конкретного места может быть чрезвычайно полезным занятием. Самое сложное в шоу The Future Perfect — это решить, какой коктейль выпить. Они заботятся о деталях.

You have worked with such hotels as the W Hotels and Tribeca Boutique Hotel’s, andalso designed boutiques of famous brands. It may seem a strange question, but what is better: decorate commercial spaces or participate in an exhibition like Casa Perfect? I mean the process itself.

It’s all good. Developing a site specific installation can be extremely satisfying. The hardest part of having a show at The Future Perfect is deciding which cocktail to drink. They take care of the details.

Вы работали с некоторыми вдохновляющими мастерами. Опишите свой лучший опыт.

Двумя крайностями являются Panton в Обюссоне, Франция и M’Afrique в Дакаре, Сенегал. Оба проекта произошли несколько лет назад примерно в одно и то же время. Это были такие разные культурные переживания. В Обюссоне шесть ткачей работали в течение четырех месяцев, чтобы сделать гобелен, который мы разработали. Это был идеальный опыт. Уровень детализации и терпения был просто невероятным. Команда в Дакаре была совершенно другой. Они могли менять прототипы по своему желанию. Например, прежде чем мы объяснили, что нужно поменять, конструкции уже были сделаны. 

You’ve worked with some inspirational craftspeople. Describe your best experience.

The two extremes are Panton in Aubusson, France and M’Afrique in in Dakar, Senegal. Both of these projects happened a few years ago around the same time. They were such different cultural experiences. In Aubusson, six weavers worked for four months to make a tapestry we designed. It was perfect. The level of detail and patience was unbelievable. The team in Dakar was totally different. They could change the prototypes at will. Before you had explained what the changes were, they had already been done. 

Есть ли у вас желание погрузиться в новые направления? Каковы ваши планы на будущее?

Если бы я знал. Часто, когда я заканчиваю последний проект, то мысленно уже перехожу к следующему. Для меня разработка нового продукта начинается с неожиданного наблюдения за предыдущем проектом. Мы все еще оснащаем нашу мастерскую неортодоксальными технологиями производства. Это большой проект, который может привести ко многим новым направлениям.

Do you have the desire to immerse themselves in new directions? What are your plans for the future?

I wish I knew. I’m often finishing the last project when mentally I’ve already moved on to the next. For me, new product development starts with a surprise or unexpected observation from a previous project. We’re still outfitting our workshop with inventive, unorthodox manufacturing techniques. That is a big project that could result in many new directions.

Также нам удалось задать несколько вопросов Galerie 46 — официальному представителю David Weeks Studio в России:

Galerie 46 является эксклюзивным дилером David Weeks Studio. Какие коллекции David Weeks Studio особенно актуальны для российской публики?

На наш взгляд абсолютным бестселлерами является коллекции Torroja N425 и Sarus N428. Так как российский дизайнерский рынок достаточно консервативен в выборе дизайнерского света, то пальма первенства отдана классическим, если так можно выразиться, коллекциям от DWS.

В каких городах России представлены салоны Galerie 46? Планируете масштабировать свой бизнес? Поделитесь планами.
На данный момент наши салоны находятся в Санкт-Петербурге и Сочи. В Санкт-Петербурге Galerie 46 представляет 3 монобрендовых шоурума: Boffi Studio, Rimadesio и Ralph Lauren Home; в Сочи — Ralph Lauren Home. В Марте мы представили новый формат конера аксессуаров RLH в исторической гостинице Англетер. В конце весны запускаем loft-пространство, в котором планируем показать новые для российского рынка марки из Бразилии, Японии, Америки, Дании и др стран.

Как вы страхуетесь от ошибок поставщиков? Например, ориентируете клиентов на более длительные сроки?
При работе с нашими партнерами и клиентами мы уделяем большое внимание высокому уровню сервиса, всегда стараемся быть в открытой коммуникации и с поставщиками и с фабриками-изготовителями. Да, достаточно часто мы немного корректируем сроки, которые заявляет поставщик, контролируем качество и комплектность продукции на наших промежуточных консолидационных складах в Европе и США, а также всегда перед отгрузкой продукции, уже на месте в России, технический менеджер осуществляет повторный контроль.

 

Фотографии предоставлены David Weeks Studio.

Сайт David Weeks Studio: http://www.davidweeksstudio.com

David Weeks Studio в соцсетях: @davidweeksstudio

Контактная информация Galerie 46:

Сайт: http://www.galerie46.com

Ул. Большая Морская, 46

Санкт-Петербург, Россия, 190000, +7 812 312 71 41 info@galerie46.com